Нальчик оборонялся героически

Одним из союзников Германии в годы Второй мировой войны была Румыния – страна, которая напала на Советский Союз в тот же день, что и Германия – 22 июня 1941 года. У Румынии имелись веские причины воевать против СССР. Конфликт между двумя государствами назревал давно. Ещё в 1918 году Румыния, пользуясь военной слабостью России, насильственно отторгла часть её территории – Бессарабскую губернию. Естественно, что советское правительство не могло смириться с этой потерей. Спустя годы Сталин потребовал вернуть Бессарабию, а в качестве компенсации за понесённый ущерб ещё и Северную Буковину, которая никогда не входила в состав Российской империи. В 1940 году планы Сталина успешно осуществились. СССР получил желаемые земли, а вместе с ними продолжение конфликта с румынами. К этому моменту к власти в стране пришли фашисты во главе с генералом Ионом Антонеску, в результате чего  в Румынии была установлена военная диктатура.
Среди представителей румынской военной элиты того периода можно назвать генерала Иона Думитраче.  В 1940-1942 годах он командовал 2-й смешанной горнострелковой бригадой, а в 1942-1944 – 2-й горнострелковой дивизией. Из названия этих подразделений видно, что они были подготовлены специально для  ведения боевых действий в горной местности, к каковой относился Кавказ – богатейший регион страны с колоссальными запасами нефти и продовольствия, которые так привлекали Гитлера. 
Румынские войска принимали активное участие в битве за Кавказ. После боёв на советско-германском фронте под Харьковом, в июле 1942 г. 2-я горнострелковая дивизия под командованием Думитраче была подчинена немецкой 1-й танковой армии и направлена на Кавказ. В начале августа она форсировала реку Дон в районе Ростова-на-Дону, а к концу месяца оказалась уже у границ Кабардино-Балкарии. Противостояла им   37-я армия под командованием генерала Козлова.
Серьёзные бои с частями Красной Армии произошли у дивизии во время форсирования реки Баксан 22 августа. Румынам удалось вначале закрепиться возле селения Кызбурун-1, а затем овладеть высотой 910, получив таким образом контроль над Баксанским ущельем. В последующие дни происходили ожесточённые бои, в ходе которых красноармейцы пытались отбить высоту. И в ночь с 1 на 2 сентября 1942 года частям Думитраче пришлось отступить, причём довольно быстро, так как, опасаясь удара с тыла, немецкое командование начало отводить свои войска. Хроника боевых действий отразилась в политдонесениях политотдела 37-й армии, скупые строки которых свидетельствуют о том, что советские солдаты и офицеры бились насмерть за каждую пядь этой горной территории. Для многих из них высота 910 стала братской могилой.
Ведущую роль в боях против немцев и румын на территории нашей республики играла легендарная 2-я гвардейская стрелковая дивизия, в будущем известная как 2-я гвардейская стрелковая Таманская Краснознамённая ордена Суворова дивизия имени М.И. Калинина. 3 сентября 2-я гвардейская и 275-я стрелковые дивизии полностью овладели высотой 910 и продолжили теснить отступающие румынские части в сторону селений Заюково, Кызбурун-1 и ниже по долине реки Баксан. Потери 2-й румынской горнострелковой дивизии за время боёв составили 2755 человек ранеными и убитыми, захвачены в плен 26 человек.
25 октября части Думитраче начали наступление в направлении Нальчика, вновь форсируя реку Баксан. Из донесений командования 37-й армии: «25 октября 1942 г. в 8 ч. 45 мин. противник силами четырёх батальонов 2-й горнострелковой дивизии румын (7, 8, 9, 16-й батальоны) перешёл в наступление на фронте 5-6 км с рубежа Баксанёнок, Кызбурун-II в общем направлении на Нальчик... К исходу 25 октября 1942 г. противник передовыми частями 2-й горнострелковой дивизии румын и 10-12 танками вышел на северо-западную окраину Чегем I, овладел с. Кишпек, Чегем II».
Генералу Думитраче удалось прорвать линию фронта между 295-й стрелковой и 2-й гвардейской стрелковой дивизиями Красной Армии. 28 октября Нальчик был взят.
Отражая многочисленные атаки превосходящих сил противника, части Красной Армии удерживали Нальчик в течение четырёх дней. Город в это время был похож на ощетинившегося ежа: на подступах к нему и в самом Нальчике силами местного населения было возведено большое количество оборонительных сооружений. На вероятных направлениях вторжения врага построены доты. Все входные улицы в город имели земляные и каменные противотанковые баррикады, противотанковые рвы (в которых впоследствии захоронят своих жертв фашисты), надолбы, местами эскарпы. Внутри города ряд улиц имели также противотанковые баррикады, разделяющие город на отдельные опорные пункты. Для пехоты и огневых средств пехотного оружия имелись окопы, доты, приспособленные дома.
Защитники города оборонялись до последней возможности, многие из них проявили исключительное упорство и мужество в бою. Занимаемые ими здания иногда удерживались до полного разрушения. Вот лишь несколько примеров мужества и героизма наших воинов. Младший сержант Хоменко, тяжелораненый, уничтожил пять фашистов, и чтобы не попасть в плен, подорвал себя гранатой. Младший лейтенант Джихаев уничтожил 40 фашистов. При этом, будучи раненым, дрался до конца, не оставляя поле боя. Так же стойко оборонял здание гостиницы «Нальчик» младший политрук Пантелеев. По гостинице прямой наводкой вели огонь четыре вражеских танка. От прямых попаданий снарядов красивейшее здание – гордость довоенного Нальчика – разрушилось. Впоследствии со всех сторон оно было окружено противником, но бойцы Пантелеева оставили его только после полученного приказа командования. Образцы мужества и стойкости показывали коммунисты и комсомольцы 11-й стрелковой дивизии НКВД – той самой, чьё имя сегодня носит одна из улиц Нальчика. Например, зам. командира 4-й роты этой дивизии лейтенант Красильников с одним младшим командиром и двумя красноармейцами штыком и гранатой отбили атаку на школу №3 (ныне школа №9), при этом уничтожили до 40 румын. За несколько суток оборонительных боев за Нальчик частями только 11-й стрелковой дивизии НКВД было уничтожено 13 танков, одна бронемашина и убито свыше 1500 румынских солдат и офицеров. За это же время, обороняя Нальчик, армейские курсы младших лейтенантов уничтожили до 400 румынских солдат и офицеров, подбили два танка, уничтожили четыре станковых пулемёта.
К сожалению, оборона не выдержала натиска вооружённых до зубов фашистов. К 16 часам 28 октября бой в Нальчике затих, противник овладел значительной частью улиц. Примерно к 20-21 часу Нальчик был оставлен…
Итоги удачно проведённой гитлеровцами операции были опубликованы в газете «Пятигорское эхо» – печатном органе германских оккупационных властей Пятигорска: «Румынскими горными войсками совместно с немецкими горными стрелками взят сильно укреплённый и ожесточённо защищавшийся советскими частями город Нальчик – столица Кабардино-Балкарии». «Окружённые к северо-востоку от него силы противника были уничтожены или взяты в плен. В течение четырех дней в ходе сражений были разгромлены многочисленные советские дивизии, захвачено семь тысяч пленных, 66 орудий и танков, захвачено и уничтожено большое количество другого военного имущества и снаряжения», – сообщалось в сводке вермахта 28 октября 1942 года. За столь выдающиеся успехи в руководстве войсками генерал Думитраче получил высокую и самую распространённую в период войны немецкую награду  – орден «Рыцарский крест Железного креста», которым за всю войну были награждены 7365 человек (из них всего 18 румын).
 В управлении центрального госархива Архивной службы КБР сохранился уникальный документ – письмо генерала Думитраче бургомистру Нальчика профессору Дайнеко, написанное им в связи с взятием столицы Кабардино-Балкарии германо-румынскими войсками. Местом написания письма указано село Старый Лескен (вероятно, там находился штаб генерала). Письмо составлено в двух экземплярах, на румынском и русском языках. По всей видимости, письмо на румынском языке было написано генералом собственноручно. Письмо же на русском писал переводчик. На обоих экземплярах стоит подлинная подпись генерала Иона Думитраче.
Для нальчан имя Думитраче навсегда останется в «чёрном списке». Так же, как и деяния его солдат, принёсших много горя в дома мирных жителей. По многочисленным свидетельствам жителей оккупированного Нальчика, именно румыны отличались особой наглостью, жестокостью и мародёрством. О том, как обращались они с женщинами и детьми, не успевшими покинуть Нальчик перед наступлением фашистских войск, рассказывают архивные документы. 
В воскресный день 25 октября  1942 года на город налетели вражеские самолёты. Жители прятались от бомбёжки в подвалах домов и в так называемых  «щелях» – глубоких и длинных окопах. Город накрыла паника. В этот день нальчанка Надежда Леднёва потеряла пятнадцатилетнюю дочь Ульяну, которая ценой своей жизни помогла спастись маленькому соседскому ребёнку. Под бомбёжкой она сумела переправить мальчика в безопасное место.  Вот что об этом говорится в акте Чрезвычайной государственной комиссии, занимавшейся расследованием злодеяний немецко-фашистских захватчиков на территории нашей республики:
«Ссылкина Анна Дмитриевна, проживавшая на Новых планах при школе № 7, 25 октября, уходя на рынок, закрыла в квартире трёхлетнего ребёнка. В момент налёта вражеской авиации соседская девочка Леднёва Ульяна выскочила из щели и бросилась спасать плачущего ребёнка. Она успела открыть квартиру, вынесла ребёнка, подала его в щель, но сама была прострелена пулемётом из самолёта в голову, бедро и грудь. На второй день в квартиру Леднёвой вошли солдаты румынской части. Они сбросили с сундука мёртвое тело девочки, забрали всё, что было в сундуке, а затем истоптали ногами труп, запретив матери хоронить дочь».
28 октября от руки румынского солдата погибла пожилая женщина Соня Пшукова. Вместе с соседями она пряталась в укрытии на Степной улице, в доме №34. Узнав, что вошедшие в город немцы и румыны вовсю грабят население, женщина решила  сбегать домой за своими личными вещами. Благополучно добравшись до цели и взяв вещи, она повернула назад. Но не успела. «Сзади она вдруг услышала топот и окрик на незнакомом языке, она ускорила шаги, бросилась бежать прямо в щель. Солдат, добежав до щели, выстрелил в старушку, убил её и скрылся. Солдат был румын, неизвестно какой части», – говорилось в документе.
В тот же день немецкие и румынские солдаты при обходе улиц зашли во двор на ул. Степной, 3 (ныне проспект им. Ленина). Увидев прячущихся в подвале мирных жителей, они дали автоматную очередь. От выстрелов погиб Хусейн Бабаев.
Мародёрству, точнее говоря, крохоборству и «всеядности» румынских солдат не было границ: брали всё, что плохо лежало. Вот лишь несколько цитат из актов об ущербе, нанесённом румынами мирному населению:
«…Ограбление было произведено 28/10-42 г. румынскими солдатами при взятии города. Несколько человек вошли в квартиру искать оружие, вместо оружия забрали вещи. Перчатки – 1 пара, мыло туалетное – 2 куска, мыло хозяйственное – 1 кусок, пояс – 1»;
«…При взятии города немцами в квартиру вошло несколько человек румын с целью искать оружие, им на глаза попалась скрипка. Несмотря на то, что хозяева не отдавали им скрипки, они её забрали и унесли»;
«…Несколько человек румын вошли в квартиру и попросили есть. Увидели костюм, висевший на стене, и часы. Один из румын взял часы и положил в карман, другой забрал костюм»;
«…В ноябре 1942 г. один румынский солдат, ворвавшись в дом и угрожая оружием, снял с вешалки брюки. Брюки авиационные – 1»;
«…18 ноября 1942 г. в квартиру ворвались три румынских солдата и, угрожая оружием, начали рыться в чемоданах. Найдя указанные вещи, они поделили их тут же между собой и ушли. Ботинки мужские – 3 пары, галоши новые – 2, кожа-заготовки – 1»;
«…При вступлении немецких войск в г. Нальчик 27 октября румынские солдаты в количестве 2-х человек взяли вёдра и унесли»;
«…Немецкие и румынские грабители, обыскивая квартиру гр-на …., отняли у играющего ребенка мяч. Взято: детский мяч, щётка одёжная».
Произвол, творимый немцами и румынами в оккупированной Кабардино-Балкарии, продолжался два месяца. Однако в январе 1943 года в связи с широкомасштабным наступлением Красной Армии им пришлось вывести свои войска из Кабардино-Балкарии. В дальнейшем, уже после изгнания фашистов с территории Кавказа, дивизия Думитраче была вытеснена в Крым, а затем в Европу.
Автор исторического очерка «Румынские эпизоды Второй мировой» Роман Винокур, ссылаясь на рукописные мемуары своего отца – участника Великой Отечественной войны, в составе 351-й стрелковой дивизии освобождавшего Нальчик от германско-румынских войск,  описывает случай о переходе одного из румынских солдат на сторону советских войск. Эти воспоминания ценны тем, что передают реальную обстановку и эмоциональную атмосферу в Нальчике в исторически важный момент, когда противник, сжигая за собой мосты, спешно отступал из города.
Освобождённый Нальчик глазами советского офицера: 
«…В начале января 1943 года мы вошли в город Нальчик, столицу Кабардино-Балкарии. В самом Нальчике нас радостно встретило местное население, высыпавшее на улицы из подвалов. Горели дома, но все – от детей до стариков – плакали от радости. В Нальчике мы захватили много пленных. Я подошёл к немцу-великану, которого тесно окружила толпа наших солдат. Ипподром, расположенный на северо-западной окраине города, был завален трупами расстрелянных советских людей. Ещё более ужасные склады таких трупов были обнаружены в противотанковом рву. Солдаты были очень возбуждены увиденным. «Кто вы? Представьтесь», – спросил по-немецки, но ответа не последовало. Решив, что пленный меня не понял, я повторил вопрос. Он угрюмо молчал. Рука невольно сжалась в кулак. «Дай фашисту по морде, старший лейтенант», – крикнул кто-то из солдат, и я понял, что эта идея уже давно витала в воздухе. Пленный попятился, в его глазах засквозила безнадёжность. Я молча вывел его из толпы и подтолкнул к группе других военнопленных. «Пан офицер, пан офицер! Я – не немец, я – румын», – вдруг услышал я звонкий голос и оглянулся. Это был румынский солдат маленького роста, вооружённый винтовкой. Он привёл и сдал нам двух обезоруженных им немцев. Он горячо пытался доказать мне, что никогда в русских не стрелял, демонстрируя полный подсумок, чтобы я убедился сам – все патроны на месте! «Пан офицер, – повторял он, кланяясь. Слёзы текли по его чумазому лицу. – Гитлер – капут! Антонеску – капут! Я – не немец, я – румын…».
Слова румынского солдата оказались воистину пророческими. После Сталинграда и других последующих крупных сражений гитлеровская адская военная машина дала сбой, и наступил коренной перелом в ходе  Великой Отечественной войны в пользу советских войск. К концу войны произошли изменения во властных структурах  румынского государства: диктатор Антонеску был свергнут, а после окончания войны казнён как военный преступник. В августе 1944 года в связи со сменой правящего режима в Румынии, а также из-за уже очевидного проигрыша Германии курс внешней политики Румынии изменился на 180 градусов. Она перешла на сторону антигитлеровской коалиции и стала союзницей СССР во Второй мировой войне. Своих территориальных притязаний Румыния так и не достигла. Северная Буковина и Бессарабия остались в составе Украинской и Молдавской ССР, а сама Румыния попала в сферу влияния СССР на несколько десятков лет.
Дальнейшая судьба генерала Иона Думитраче, в отличие от его босса Иона Антонеску, сложилась благополучно. Думитраче вышел в отставку в 1947 году. 3 января 1949 года он был арестован по подозрению в военных преступлениях, но 6 октября 1950 года в связи с недоказанностью улик выпущен на свободу. Умер Думитраче 6 марта 1977 года в возрасте 88 лет. Всё это время он находился под неусыпным наблюдением румынской службы государственный безопасности Секуритате.

Наталья БАЛЬЖАТОВА, Архивная служба КБР
Поделиться:

Свежие номера газет КБП