Главное – покой заповедного края

Когда-то пограничная застава «Верхняя Балкария» и кордон Кабардино-Балкарского высокогорного государственного природного заповедника располагались забор к забору. Потом пограничникам построили новый городок поближе к селу, и соседи разъехались. Но хорошие отношения остались.
А почему бы им не остаться? Ведь егеря и пограничники выполняют, хоть и каждый по-своему, но общую задачу – хранят покой приграничья. Верхне-Балкарское участковое лесничество заповедника находится в пограничной зоне, а значит, под двойным контролем. Поэтому взаимодействие заповедника и отделения не только оформлено документально, но и налажено на деле. Это, можно сказать, уже традиция. И как само собой разумеющееся – совместные рейды в пограничную зону. Здесь нет населённых пунктов, только кошары, в которых в период выпаса живут пастухи, да две гостиницы. Туристы не стоят в очереди, чтобы заселиться в них, но всё же любителей тишины и первозданной природы достаточно. Режим особо охраняемой природной территории не менее жёсткий, чем режим пограничной зоны: нельзя ловить рыбу, охотиться, рубить лес, разводить костры. И вообще, столько всяких «нельзя», что без контроля не обойтись. Инспекторы и пограничники регулярно проводят рейды и ведут разъяснительную работу.
Ильяс Газаев работает в заповеднике с 2000 года. Он старший участковый инспектор, и у него в подчинении семь человек. Предупреждение, выявление и пресечение правонарушений в сфере природоохранного законодательства, разъяснительная работа среди местного населения и туристов, охрана природных комплексов – вот перечень их задач. В кабинете сидеть некогда. К тому же все его подчинённые – члены добровольной народной дружины.
– Мы очень тесно связаны с пограничниками, – говорит Газаев. – Не знаю, как мои инспекторы помогают им в службе, но мне очень сильно. За что им большое спасибо.
–  Сотрудники заповедника тоже нам здорово помогают, – поддерживает разговор сотрудник пограничного отделения Павел Чепур. – Они сообщают, если в погранзоне появляются странные личности. Допустим, на посту пограничного контроля (ППК) человек никак себя не проявил, а, миновав его, стал подозрительно активным. Благодаря членам народной дружины из числа сотрудников заповедника мы владеем обстановкой не только в нашем ущелье, но и в соседних. Приносит результаты и совместное несение службы. Например, на ППК. Особенно зимой, перед новогодними праздниками, когда много желающих добыть домой ёлку. В этот период инспекторы заступали в наряд чуть ли не через день. И фактов незаконной вырубки не было. А в прошлом году во взаимодействии с заповедником за незаконный отстрел привлекли к ответственности охотника. Он проехал через ППК, предъявив необходимые документы, в том числе и на оружие. А позже пограннаряд зафиксировал, как в пограничной зоне, на территории заповедника, остановилась машина и из неё вышел человек с ружьём. Совместно с инспекторами он был задержан. Отмечу, что, когда в составе пограничного наряда находится член ДНД, намного проще донести наши требования до местных жителей.
Что касается взаимоотношений между пограничниками и населением, то уже давно их кроме как хорошими не назовёшь. Характерный показатель – в сельских школах есть клубы юных друзей пограничников. Один из них несколько лет подряд занимает первое место в конкурсе среди всех клубов ЮДП республики, который ежегодно проходит в Нальчике. А ведь детей не обманешь и силком не затащишь на соревнования. Значит, доверяют. 
Отделение «Верхняя Балкария» давно стало неотъемлемой частью сельского поселения, активным участником его общественной жизни, поэтому и помощников заметно прибавилось. Налажено взаимодействие с охраной тоннеля, мимо которого никто из направляющихся в Верхнюю Балкарию не проедет, представителями МЧС, регистрирующими туристические группы, владельцами кафе. У пограничников достаточно информации. Появилась в кафе группа отдыхающих – уполномоченный отделения непременно придёт и расскажет о требованиях пограничного законодательства, а инспектор заповедника – о правилах поведения в охранной зоне и подскажет, как двигаться лучше, чтобы не попасть под лавину или камнепад, где лучше перейти речку. Зарегистрировалась на посту МЧС туристическая группа – обязательно на её пути, даже если он не проходит по пограничной зоне, появится член добровольной народной дружины и поинтересуется, всё ли идёт по плану. Туристы – народ мирный, но могут и надумать сойти с заявленного маршрута. В общем, работа направлена не на фиксирование нарушений, а на их предупреждение.
Район Верхней Балкарии – далеко не туристическая Мекка. Да, места великолепные, виды захватывающие, воздух отличный, и просто тихо, хорошо. Но за исключением двух гостиниц в пограничной зоне и кафе в самом селе никакой инфраструктуры нет. А туристы, особенно выходного дня, стали привередливыми. Помимо кровати и чистого воздуха им нужно ещё что-нибудь.
Здесь проходят два туристических маршрута, ведущих в Северную Осетию. Один из них идёт по пограничной зоне, второй через село, но оба – транзитом, нет промежуточной остановки, хотя посмотреть есть на что.
В последние два года, как заметил Павел Чепур, поток отдыхающих увеличился. И потихоньку начала развиваться инфраструктура. Компании, которые возят отдыхающих именно в Верхнюю Балкарию из Нальчика, Ставрополя, Ростова-на-Дону, планируют развивать свою деятельность и уже консультируются с представителем отделения насчёт продления маршрутов в глубь пограничной зоны. А владелец гостиницы разрабатывает ещё один маршрут в Северную Осетию. В прошлом году состоялся пробный поход. Маршрут не очень простой – с крутым подъёмом и затяжным спуском, с перевалом в 3200 метров. Открыт он всего лишь с июля до середины сентября.
Словом, пусть и медленно, но верно туризм развивается, что даёт местным жителям надежду на дополнительный заработок. А пограничников увеличение количества гостей не настораживает. Места здесь хватит многим. Главное, чтобы не нарушали покой приграничного заповедного края.

Аида ШИРИТОВА.
Поделиться:

Свежие номера газет КБП


21.11.2017
18.11.2017
17.11.2017
16.11.2017