«Человек, усвоивший себе европейское образование»

Адыгский (черкесский) язык является государственным в трёх субъектах РФ: Адыгее, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. 14 марта в этих республиках, а также в адыгских диаспорах Турции, Сирии, Иордании, США, Израиля и других стран мира отмечается День современного адыгского языка и письменности. Официально праздник был утверждён в 2000 году. Именно этой весенней датой 1855 года обозначен выход в Тифлисе издания «Букварь черкесского языка», составителем которого стал просветитель, учёный, писатель, баснописец Умар Берсей.
Год написания азбуки отличается от даты её издания – по свидетельству современников, в 1853 году Берсей представил свою азбуку черкесского языка в Российскую академию наук, которая её одобрила. А в марте 1855 года Букварь черкесского языка У. Берсея был отпечатан в Тифлисе.
Впоследствии Берсей составил грамматику адыгейского языка. А в 1862 году он совместно с известным кавказоведом Усларом разработал на русской графической основе азбуку кабардинского языка, с помощью которой печатались фольклорные тексты в «Сборнике материалов для описания местностей и племён Кавказа», записанные К. Атажукиным,   П. Тамбиевым, Т. Кашежевым, Л. Лопатинским.
Умар Берсей был не только лингвистом, но и первым адыгским писателем-баснописцем. Его Букварь черкесского языка содержит двенадцать басен, написанных им, а также арабские варианты ещё восьми басен в переложении на адыгейский язык и список слов, встречающихся в первых четырёх баснях. Басни У. Берсея отличаются острой социальной направленностью.
Будущий адыгский просветитель родился в 1807 году в одном из абадзехских аулов. В возрасте восьми лет мальчик вынужденно покинул родные края – ребёнок был украден турками и продан в Египет. Там Берсей попал в семью местного вельможи, который дал ему образование. Умар овладел арабским, французским, турецким языками. Три года подросший юноша совершенствовал свои знания во Франции.
Получив хорошее образование, У. Берсей возвращается на родину и принимает русское подданство. Затем он поступает на службу в русскую армию в качестве переводчика азиатских языков при начальнике правого фланга войск Кавказской линии. После ухода в отставку Берсей был назначен преподавателем черкесского языка в ставропольскую губернскую гимназию. Именно в этот период он составляет упомянутый букварь, ставший первым учебным пособием того времени.
Умар Берсей преподавал черкесский язык в гимназиях Ставрополя, Екатеринодара, Ейска. Занимался и подготовкой национальных кадров. Одним из учеников У. Берсея был известный адыгский писатель-просветитель Адиль-Гирей Кешев.
Современники Берсея и учёные дореволюционной России высоко оценили букварь. Один из них – известный кавказовед П. Услар – в 1870 году писал: «Около пятидесятых годов азбуку для адыгских наречий составил г. Омар Берсеев, – человек, усвоивший себе европейское образование. Азбука его была литографирована, и по ней Берсеев учил черкесскому языку в Ставропольской гимназии».
Букварь, составленный адыгским педагогом-просветителем, имел огромное практическое значение, сыграл немаловажную роль в воспитании и просвещении части адыгской молодёжи. Книга стала необходимым и единственным учебным пособием черкесских воспитанников, обучавшихся в учебных заведениях Северного Кавказа.
Современники адыгского просветителя говорят о нём как об учителе-новаторе, который не только прививал своим ученикам любовь к родному слову, но и заставлял их шире и разнообразнее использовать его возможности. Так, в дни каникул его ученики в родных аулах обучали грамоте своих односельчан, записывали произведения родного устного народного творчества, выполняли небольшие научные работы, писали стихи и прозу на родном языке. Об этом говорят воспоминания тех, кто работал в те годы в Ставропольской гимназии. К примеру, учитель русского языка и литературы Ф. Юхотников писал: «Молодым горцам, знающим русский язык и принимавшим живое участие в сохранении памятников народной жизни, поручено собирание материалов в своих родных аулах».
Абхазо-адыгская группа языков подразделяется на три подгруппы: адыгскую (адыгейский и кабардино-черкесский языки); абхазскую (абхазский и абазинский языки) и убыхскую (убыхский язык). В настоящее время только в Кавказских республиках на абхазо-адыгских языках говорят более семисот тысяч человек.
Примечательно, что кроме обычного разговорного языка, адыгская знать употребляла условный язык, недоступный для простого люда. Например, во время военных набегов они разговаривали на особом жаргоне, непонятном для других, а во время охоты – на «охотничьем языке» (щакIуэбзэ) в целях обмана дичи и злых духов. О наличии такого «тайного» языка писали многие авторы прошлых веков.
Кабардинский язык был впервые зафиксирован в словнике, составленном в 1688 г. немцем Дрешером. Вот что известно об этом издании. В 1688 г. имеретинский царь Арчил, уезжая из Москвы на родину, взял с собой в качестве придворного врача находившегося в Москве немца Дрешера. Проезжая с Арчилом через Кавказские горы, Дрешер интересовался местными языками и составил небольшой словник. Позже он передал свои записи известному голландскому географу Николаю Витсену, который включил их во второе издание своего капитального труда «Северная и западная Татария», вышедшего в Амстердаме на голландском языке в 1705 году. В книге Витсена словник представлен как образец одного определённого языка, на котором говорят «чиркасские горные люди». Последние, по словам Витсена, живут в горах между Чёрным и Каспийским морями и по языку отличаются от грузин. Судя по описанию путешествия, Дрешер проехал через Малую Кабарду, Северную Осетию и Рачу. Это была та дорога, которая позже получила название Военно-Осетинской.

Анна ХАЛИШХОВА
Поделиться:

Свежие номера газет КБП