Интервью главы Минстроя России Михаила Меня «Комсомольской правде»

– Михаил Александрович, позвольте сразу недоумённый вопрос. Вот у меня лично квартира в новостройке – абсолютно новый дом. Но уже приходят квитанции, по которым я почему-то обязан заплатить в общий городской фонд за будущий ремонт, который у меня будет разве что лет через 30. То есть с меня берут деньги на ремонт соседнего дома. Это справедливо?
– Это как касса взаимопомощи в советское время, но у вас есть выбор – можно создать специальный счёт дома, закон позволяет это сделать. Нравится нам или нет, но во всём мире владельцы квартир участвуют в ремонте своего дома.
Финансировать только из бюджета, во-первых, и возможности нет, да и не совсем это справедливо. Представьте, бабушка, живущая в своём сельском доме, который построил её муж, отец или дед, она же не приходит к вам и не говорит: отремонтируйте мне крышу. Есть только узкие категории социально незащищённых людей, которым местная администрация может помогать. Ведь люди, проживающие в частном секторе, тоже платят налоги, из которых формируется бюджет, и брать из этого бюджета средства на ремонт только многоквартирных домов несправедливо к людям, проживающим в частных домах.
У нас заложено в законе две нормы. Одна – специальный счёт дома, когда жители открывают счёт своего дома (есть особые требования к банкам, открывающим такие счета). Жители сами решают, на что тратить эти деньги и в какой последовательности. Второй сценарий – взнос в общий котёл регионального оператора. И, как правило, когда меня знакомые спрашивают, что делать, отвечаю: если дом новый, то, конечно, надо открывать индивидуальный специальный счёт. А если дом старый, то выгоднее встать в очередь в общем «котле». Тогда очередь быстрее дойдёт. И вы можете уговорить своих соседей собраться на общедомовое собрание и решить, какая модель капремонта вам больше подходит.
– А если уговорить не получится, то деньги автоматически утекут в общий котёл?
– Да. Но никто не мешает вам принять решение по переходу на собственный счёт дома позже. Собранные деньги также будет перечислены на спецсчёт.
– Но представьте, через что надо пройти, чтобы собрать соседей на общедомовое собрание! Вы же знаете, какое у нас «сплочённое» население, как мы умеем по-граждански вести общие дела…
– Но при этом 10 процентов уже открыли индивидуальные счета домов. А в Костромской области, например, 60% жителей многоквартирных домов предпочли специальный счёт общему котлу. И мы подталкиваем наших граждан к тому, чтобы они сами через общее собрание распоряжались своими средствами. У нас страна с самым большим количеством владельцев жилья – более 80%, но настоящими собственниками мы, к сожалению, пока не стали. Сейчас мы проводим мониторинг обращений, которые поступают на тему капремонта в наше министерство. И видим, что за последний год многое изменилось. Когда программа только начиналась, было много вопросов: а зачем? Сейчас тональность поменялась. Люди понимают, что никто за них ремонт не будет делать, потому что это частная собственность. Их теперь интересует качество, последовательность ремонта и сохранность собранных денег. Если это общий котёл, то когда в очереди на ремонт их дом. Кстати, теперь каждый гражданин на сайте регионального оператора капремонта, Фонда ЖКХ и Минстроя может получить информацию о судьбе именно их дома. Приведу показательные цифры: за 2014-2015 годы реализации этой программы было отремонтировано почти 30 тысяч многоквартирных домов, в 2014 году – более 8 тысяч, а в 2015 году – уже более 21 тысячи домов. До действия этой программы, когда на капремонт средства выделялись лишь из Фонда ЖКХ, максимальное количество домов, которое ремонтировали за год, достигало лишь 7 тысяч.
– Михаил Александрович, как объяснить,  что в одном городе коммуналка сносная, а в другом – сумасшедшая. Есть городки (Балашиха, Воскресенск, например), где  вода (и холодная и горячая) ну прямо-таки золотая.
– Что сейчас регулируется на федеральном уровне? Не тариф конкретного ресурса, потому что людей больше всего беспокоит совокупный платёж за коммуналку, итоговый. В этом году в среднем по стране он не превысит 4%. Что происходит внутри платежа? Если, например, в городском Водоканале появился инвестор на условиях концессии и строит станцию обезжелезивания (а это большие деньги), то  губернатор вправе поднять тарифы на водоснабжение, а, к примеру, на тепло уменьшить. Поэтому, стоимость воды может разниться. Но общий платёж вырастать не должен. Здесь хочу пояснить, что, помимо коммунальных, есть ещё жилищные услуги. Тарифы на них должны приниматься на собрании собственников жилья. Если собственники не собрались, действует муниципальный тариф. Жилищные услуги – это, например, содержание и ремонт жилого помещения, плата за домофон, антенну, оплата труда слесарей, дворников. Но подчеркну, что с учётом взноса на капремонт сохраняются субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг от государства. Так, по общему правилу, если расходы на оплату жилищно-коммунальных услуг превышают максимально допустимую норму расходов в совокупном доходе семьи, собственник имеет право на получение субсидии. На федеральном уровне эта доля составляет 22%, но каждый регион вправе устанавливать свой стандарт. (Справка «КБП»: по КБР для одиноко проживающих пенсионеров и супружеских пар пенсионеров – 12%, для остальных категорий – 15%.)
– А есть пример необоснованно «золотых» городов в части коммуналки?
– Есть. Мы открытое министерство, работаем во всех соцсетях. Вот случай – один блогер мне пишет, что в Белгороде депутаты хотят поднять тариф на водоснабжение на 200 с лишним процентов, а на водоотведение – на 170. Блогер, кстати, оказался внятный парень – присылает мне проект решения, который уже подготовлен. Я ставлю задачу заместителю. Он выезжает на место. Выясняется, что даже губернатор не был в курсе этой истории… Тогда мой зам и губернатор встречаются с директором Водоканала и предлагают: объясните нам такое повышение. Он не смог объяснить. Да, инвестиции туда придут. Но инвесторы хотели за год-два их отбить, а потом получать чистую прибыль.
Сама по себе концессия – хороший подход к развитию ЖКХ. Весь мир живёт по этому принципу. Но это всё-таки долгосрочная инвестиция, и за пару лет окупиться никак не может, а распределять эти расходы, увеличив во столько раз тарифы, неразумно и недопустимо.
– В народе считается, что ЖКХ вообще  дело тёмное…
– Ещё работая в регионе, я видел одну проблему, которая, когда я стал министром, стала мне очевидной – это то, что жители остались один на один с управляющими компаниями, не имея на них никакого рычага влияния. В итоге управляющие компании собирали с людей деньги, а ресурсоснабжающим организациям перечисляли через три месяца по решению суда (прокручивая их где-то). А бывали случаи пострашнее: компания обслуживает полгорода, накапливает деньги и – в кусты. Затем новую создают... В итоге мы вышли на непростое решение по лицензированию управляющих компаний. Нас упрекали в консерватизме, возвращении административно-командного подхода в управлении, но другого варианта не было.
С 1 мая прошлого года система заработала, и мы уже видим – страх отъёма лицензии начал давать свои результаты. А сейчас вообще исключаем управляющие компании из цепочки оплаты ресурсникам, это окончательно очистит рынок от тех, кто пришёл не управлять домами, а сидеть на денежных потоках.
– Но наши чиновники очень любят давать лицензии. Не боитесь коррупции?
– Мы прекрасно понимали все риски этой конструкции. Мы отрабатывали этот законопроект не только в парламенте, но и привлекали общественные организации. В итоге никто в Жилинспекции, которая выдаёт лицензии, не может единолично принимать решение. В каждом регионе создана специальная комиссия, куда приглашены эксперты из общественных организаций. Укрепили и законодательство. Например, фальсификация общедомового собрания, что было сплошь и рядом, сейчас уголовное преступление. Раньше что ещё было: приходит людям платёжка процентов на 70 больше. Если активный дом, зубастый – то, извините, мы ошиблись. Опечатались. Или кто-то эти деньги внёс, а они: ой, мы вам зачтём на следующий месяц. Получается, человек беспроцентно кредитовал управляющую компанию. А сейчас штраф за такие фокусы:  в случае неверно выставленной квитанции – 50 процентов от ошибочной суммы.
– То есть я с такой хитрой платёжкой сразу в Жилинспекцию?
– Да. Они обяжут компанию пересчитать и штраф заплатить…. Поверьте бывшему губернатору. Я на земле много лет проработал. Ни разу не сталкивался, чтобы пересчитали в минус. Всегда ошибаются: у нас компьютер полетел, у нас секретарша не то напечатала. Но почему-то считают себе в плюс, и никогда – в минус.
О чем ещё важно сказать: мы инициировали введение штрафов за некачественные услуги в пользу потребителя: например, мутная вода или холодные батареи. С мая этого года управляющая организация, которая допустила нарушение, будет обязана не только сделать перерасчёт, но и заплатить штраф, подчеркну, напрямую пострадавшему собственнику: за некачественную услугу – 30% от её стоимости. К примеру, мы добились в начале этого года, чтобы жителям Ижевска, которые сидели без тепла из-за многочисленных аварий, произвели перерасчёт – им вернули 46,5 миллиона рублей, а если бы заработала мера, про которую я сказал выше – люди бы ещё получили дополнительные деньги как штраф в пользу потребителя.
По вопросам деятельности регионального оператора капитального ремонта многоквартирных домов КБР собственники могут обратиться по адресу: г.Нальчик, ул. Лермонтова, 22, 3-й этаж, телефон бесплатной «горячей линии»: 8-800-700-64-12, по будням с 9 до 18 часов, а также на сайте www.kapremontkbr.ru в рубрике «Вопросы-ответы», можно задать интересующий вопрос или отправить письмо на regoperator.07@mail.ru  и получить ответ в электронном виде.

Поделиться:

Свежие номера газет КБП


16.01.2018
13.01.2018
12.01.2018
10.01.2018