Для «шурави» душевные раны тяжелее пулевых

В феврале исполнилось 30 лет со дня завершения вывода советских войск из Афганистана. В числе тех, кто выполнил интернациональный долг, начальник караула пожарной части №8 Кабардино-Балкарской противопожарно-спасательной службы Арсен Тхагалегов.
Будущий огнеборец призвался в ряды Советской армии осенью 1981 года. Группа из 25 новобранцев, в числе которых был и Арсен, отправилась прямиком из Нальчика в Термез, а затем, после прохождения курса молодого бойца, в приграничный афганский город Хайратон (провинция Балх). По пути в Термез ребята узнали, что их отправят в Афганистан. Тем не менее ни у кого из них эта новость не вызвала страха, даже испуга. Об этом не задумывались. Молодость…
Когда командир батальона поинтересовался, у кого есть опыт вождения грузовых автомобилей, мгновенно вызвались Юрий Куантов из Терека, Масадин Балкизов из Псыгансу и Арсен. До призыва в армию они окончили курсы водителей ДОСААФ, но никакого опыта вождения грузовиков у них не было. А двигал ими присущий их возрасту юношеский задор.
О том, что их сын служит в Афганистане, родители Арсена узнали спустя год. До этого он всячески скрывал место службы: фотографии домой присылал такие, чтобы отец и мать не могли что-то заподозрить. Тхагалегов служил в автомобильной роте, занимавшейся доставкой горюче-смазочных материалов для 40-й армии. Был «наливником» (так называли солдат, снабжавших войска бензином, керосином и другими ГСМ), часто ездил из Хайратона в Кабул (через печально известный перевал Саланг), Кундуз и Пули-Хумри. Именно в этот город сделал свой первый рейс на земле Афганистана Арсен, и именно здесь попал в опасную ситуацию.
– От Хайратона до Пули-Хумри 500 километров, – вспоминает Тхагалегов. – Дорога незнакомая, горный пейзаж, пронизывающий холод. Опасность грозит отовсюду, не знаешь, кто и откуда будет стрелять. Мы были готовы к нападению «духов» в любую минуту. Тактика у них была такая: подобьют головную машину – и считай, всей колонне гореть синим пламенем. Если ещё учесть, что душманы располагались на удобной для них высоте, то мы были у них как на ладони, и нас легко было уничтожить. К счастью, нашу колонну поддерживали с воздуха два вертолёта, и мы всегда возили с собой зенитную установку. На первый раз обошлось без приключений, но было очень сильное психологическое напряжение.
Тхагалегов и его товарищи два года доставляли в подразделения 40-й армии ГСМ, в редких случаях – продукты питания и обмундирование. В среднем по две поездки в неделю. В любую погоду, в любое время года и суток. И всегда на грани риска, на грани жизни и смерти.
– Это случилось в мае 1982 года, – вновь ударился в воспоминания Арсен. – В 40 километрах от Пули-Хумри нашу колонну, состоявшую из 35 машин, обстреляли «духи» в так называемой «зелёнке». В головной машине со мной ехал командир роты. Когда навстречу нам показалась автоколонна наших солдат на разбитых грузовиках, ротный почувствовал неладное. Но останавливать нашу колонну, тем более возвращать её назад, он не стал. Проехав ещё пару километров, мы попали в засаду, и началась ожесточённая перестрелка. Душманы пропустили первые две машины и подбили третью, которая стала поперёк дороги и перекрыла движение. Бензовоз горит, все остальные стали за ним, и солдаты оказались под прицелами «духов». Обычно в такой ситуации мы выходили из машин и отстреливались, лёжа на обочине дороги, но я замешкался и остался в кабине автомобиля. В мою сторону раздались два выстрела: одна пуля попала в «спальник», а другая просвистела в нескольких сантиметрах от моей головы. Моему напарнику – Сергею Зайцеву из Сибири – повезло меньше: пуля насквозь пробила ему плечо и задела голову. Нам строго запрещалось передвигаться по Афганистану без сопровождения. Тем не менее, видя, что Сергей потерял много крови, и нельзя медлить ни минуты, я отцепил прицеп от бензовоза, уложил Зайцева на «спальник» и довёз его до госпиталя в Пули-Хумри. Сергей выжил, но остался инвалидом.
Говорить о службе в Афганистане Тхагалегов не любит. Но всегда подчёркивает: на той необъявленной войне, в которой выполняли свой интернациональный долг советские солдаты и офицеры, больше всего ценились чувство товарищества и уверенность в своём однополчанине. Человек, с которым ты мог бы смело идти в разведку. Поэтому ребята были дружные и очень тяжело переживали смерть товарищей. После таких потерь появлялось одно желание: отомстить врагу, уничтожить его. Но солдаты понимали, что этого делать нельзя: была установка не вступать в конфликты с местным населением. Простые люди уважали русских солдат, раздававших жителям бедных кишлаков медикаменты, сладости и соки. Самым тяжёлым за время нахождения в Афганистане Арсен считает постоянное нервное напряжение и климат: зимой дули холодные ветра, а летом стояла невыносимая жара. К тому же запрещалось пить сырую воду.
Прошло уже 30 лет, как советские войска покинули Афганистан, но даже сегодня Тхагалегов уверен, что решение Правительства СССР о вводе ограниченного контингента войск в ДРА было правильным:
– У каждого государства свои геополитические интересы в различных регионах планеты, – рассуждает Арсен. – США вторглись в Афганистан, и для защиты южных рубежей нашей страны руководство СССР приняло решение, которое не подлежало никакому обсуждению. Мы сполна отдали Родине воинский и интернациональный долг. С честью выполнили задачи, которые поставило перед нами советское правительство.
Демобилизовался Тхагалегов в ноябре 1983-го. Родители, братья и сёстры готовились к встрече Нового года и с нетерпением ждали Арсена, который уже вернулся в Союз, но всё ещё находился далеко от дома. Радости семьи не было предела, когда Арсен со своими друзьями-однополчанами переступил порог отчего дома за два часа до наступления 1984 года.
– В первые недели после возвращения домой было очень трудно, – делится Арсен. – После войны привыкать к мирной жизни тяжело. Во сне приходят друзья, афганцы. Просыпаешься, а ты находишься дома. И ни с кем не поделишься ни воспоминаниями, ни своей болью. Ведь в то время об афганской войне запрещалось говорить открыто, и приходилось держать это в себе. Тяжело было, но всё постепенно прошло.
Несмотря на участие в боевых действиях, орденов и медалей у Тхагалегова нет. Впрочем, этот факт его мало волнует. Для него гораздо важнее, чтобы решались проблемы участников афганской войны. Арсен ведь является председателем Черекского районного отделения Союза ветеранов Афганистана КБР, в котором насчитывается свыше 60 воинов-интернационалистов.
– Практически у всех участников афганской войны проблемы с жильём, – говорит Арсен. – И со здоровьем. Раньше мы получали лекарства и различные льготы, а сегодня нет ничего, кроме «боевых» (прибавка к пенсии в размере 2500 рублей). Шесть призывников из нашего района погибли на войне в Афганистане, ещё 16 умерли уже «на гражданке». Для многих «афганцев» душевные раны оказались тяжелее пулевых. Но мы держимся вместе, поддерживаем друг друга, как можем, что и помогает нам выжить.
После «дембеля» Тхагалегов 15 лет проработал в родном колхозе в Нижней Жемтале, а в 1999 году пришёл в пожарную охрану. Он сознательно выбрал благородную профессию, призванную помогать людям. Начинал начальником караула специализированной части по тушению крупных пожаров, и с тех пор работает исключительно на этой должности. За 20 лет работы Арсен принимал участие в тушении десятков пожаров различной сложности, спасая людей и их имущество. Самым трудным в профессии огнеборца считает постоянное напряжение и нахождение в состоянии боеготовности. Но ещё тяжелее – не успеть вовремя прийти на помощь к человеку, у которого произошёл пожар. Хотя львиная доля вины в этом лежит на самих людях, которые вместо того, чтобы незамедлительно сообщить о пожаре в службу спасения, сами начинают тушить его, теряя драгоценные минуты. А потом во всём винят пожарных…
Вот уже 17 лет Арсен Тхагалегов несёт нелёгкую службу по защите населения и территории родного района от пожаров. Закалка Афганистаном помогает ему в работе. И это, наверное, правильно, ведь у любого мужчины, прошедшего через горячие точки и понюхавшего пороху, совершенно другой дух и иное восприятие жизни.

Арсен САБАНОВ
Поделиться:

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:

18.10.2019 - 08:34

Наезд признали несчастным случаем на производстве

Государственной инспекцией труда в КБР проведено расследование несчастного случая с тяжёлым исходом, произошедшего 6 мая с начальником Урванского филиала Управления мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по КБР.

18.10.2019 - 08:31

Детский уголок в «Орешке»

Команда «Молодёжки ОНФ» в Кабардино-Балкарской Республике добилась демонтажа пришедшего в негодность оборудования травмоопасной детской площадки в сквере «Ореховая роща».

18.10.2019 - 08:30

Пример героизма

В нальчикской гимназии №14 прошло траурное мероприятие, посвящённое выпускнику школы, оперуполномоченному Федеральной службы Госнаркоконтроля КБР старшему лейтенанту Рашиду Ногерову, погибшему при отражении нападения боевиков на силовые структуры 13 октября 2005 года в Нальчике.

18.10.2019 - 08:28

Росгвардия сообщает

В Кабардино-Балкарском государственном аграрном университете им. В.М. Кокова прошёл региональный этап третьего ежегодного фестиваля Росгвардии «Безопасный город».

18.10.2019 - 08:27

Увековечили память Аслана Балкарова

В Кишпеке открыли мемориальную доску погибшему при исполнении служебного долга старшему лейтенанту полиции А. Балкарову.
Жизнь молодого сотрудника полиции оборвалась после вооружённого нападения на экипаж ДПС в Нальчике в январе 2019 года. Врачи не смогли спасти жизнь Аслану Артуровичу.