Стране не нужны такие заступники

После истории со Стивеном Кингом и пранкерами появилось странное ощущение, что публика вдруг стала воспринимать это самое пранкерство как что-то приличное и приемлемое. Призываю аудиторию не забываться: это, с позволения сказать, хобби как было, так и осталось обычным порождением гнусного безделья.
Судите сами: новостей и роликов про то, как Стивен Кинг непонятно почему выставил себя старым дураком, в Сети – уйма. Но ни одного осуждения в адрес двух дураков молодых – пранкеров Вована и Лексуса – я что-то не нашёл. Как не нашёл и объяснения, как мы дожили до того, что как должное воспринимаем появление в официальном информационном пространстве двух существ, которые вместо имён пользуются какими-то даже не собачьими кличками. И ничему не удивляемся. Хотя ещё не так давно «кликухи» были атрибутом строго специфических социальных групп, с которыми нормальные люди контактировать брезговали.
Это что же получается? Мы уже и пранкерство приняли как метод? Или в борьбе все средства хороши? Не перегибаем ли мы?
Да, Стивен Кинг почему-то пошёл у конъюнктуры на поводу и наговорил чуши. А может, и не пошёл, а просто по недомыслию и узости кругозора не стал разбираться. Хотя откуда у литературного гения (а Кинг – в любом случае гений, тут меня никакие пранкеры не переубедят) недомыслие и узость кругозора – бог весть. Впрочем, как писали братья Стругацкие, «писатели – народ серый». Я о другом.
Давайте копнём глубже и посмотрим, кто такие пранкеры, откуда взялись, чем «прославились», и попытаемся разобраться: может, для них пора что-нибудь типа ЛТП организовать?
«Пранк» (англ.) – шалость, выходка, проказа. Раньше так называли телефонное хулиганство. Мы и сами в детстве грешили, чего уж там! Помните: «Это квартира Зайцевых? Нет? А почему из трубки уши торчат?!». Но, во-первых, мы были детьми, во-вторых, тогда не было интернета, куда жертву потом сливали, в-третьих (и в-главных) это осуждалось, и никому в голову не пришло бы, что когда-нибудь оно превратится в социальную язву. Кстати, эта напасть имеет ещё и разновидности – хард, лайт, радиопранк, технопранк, пранкмикс, пранк-журналистика. По мне, так всё это лечится примерно так же, как и в моём детстве – отцовским ремнём. Очень, знаете ли, в своё время способствовало.
Но это были ещё цветочки. В новое время пранкеры (тогда их ещё так не называли) стали названивать в школы и врать про угрозы заминирования. Потом пранкеры стали эволюционировать и освоили прогрессивные методы, цель которых была не только посмеяться, но и довести как можно большее количество людей до белого каления. И не просто довести, а записать весь процесс и выложить в интернет. А что стресс – это большой вред здоровью, что имя человека будут трепать все, кому не лень, молодым болванам было до лампочки.
Чем только не «прославились» поклонники такого времяпрепровождения! Один нарядил собаку в костюм паука и выпустил на улицу. Другой довёл до истерики женщину в вагоне метро, пустив туда фальшивый призрак девочки. Третий напялил на спину муляж акульего плавника и заплыл в компанию купальщиков. Ещё один в московском метро упал на пол и стал имитировать судороги, пока его подельники кричали о коронавирусе, спровоцировав натуральную панику. Подросток инсценировал нападение на дом, где находилась его мать. Два пранкера обмотали дорожный знак «Движение без остановки запрещено» прозрачной пленкой, в результате чего погибли две пожилые женщины: в темноте знак стал нечитаемым, и столкнулись два автомобиля. В Нижнем Новгороде местный житель футбольным мячом перебил бутылки с алкоголем в супермаркете: пытался добиться «популярности в интернете», о чём и заявил в своём Instagram-аккаунте. Его земляк прогулялся по торговому центру с раздетой девушкой. Другой в костюме Гринча залез на крышу трамвая, где его ударило током, упал и получил перелом, а трамваи больше трёх часов простояли без движения. В общем, развлеклись. Вопрос: а окажись у жертвы больное сердце? Или попадись среди свидетелей особо впечатлительный ребёнок?
Да, многие скажут, что Вован и Лексус не такие. Что они – патриоты и разыгрывают зарубежных политических лидеров и высокопоставленных чиновников, с которых срывают маски и демонстрируют реальное отношение этих деятелей к нашей стране. Вообще чуть ли не герои нашего времени! Вы серьёзно?
Считаю данное превозношение пранкеров очень опасным: какое бы безумие в данном случае ни демонстрировал объект розыгрыша, действовать такими методами, тем более считать их приемлемыми, на мой взгляд, означает впасть в безумие ещё большее. Можете думать что хотите, но мне такие заступники за честь страны не нужны. Думается, что и самой стране тоже.

Асхат МЕЧИЕВ

Поделиться новостью:

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:

01.10.2022 - 15:37

Пневмония при алкоголизме тяжелее обычной

"КБП" продолжает серию публикаций об усилении государственных мер по противодействию злоупотреблению алкоголем, а также о последствиях такого злоупотребления. На этот раз речь пойдёт о проблемах органов дыхания. Наш собеседник - заведующая инфекционным отделением ГООИ №2, главный внештатный пульмонолог Минздрава КБР Лейла Канаметова.

30.09.2022 - 16:12

В память о Герое

В память о сотруднике Погрануправления ФСБ России по КБР старшем сержанте Денисе Сидоровиче, трагически погибшем при нападении на Нальчик в 2005 году, в городской средней школе № 28 состоялся урок мужества.

30.09.2022 - 16:08

В Нальчике высадили секвойи

Десять уникальных деревьев будут расти в курортной зоне столицы Кабардино-Балкарии – на территории, прилегающей к водолечебнице. Посажены они в рамках реализации проекта «От наследия предков к памяти потомков».

30.09.2022 - 15:42

Фильтруем контент

О том, как важно внимательно и ответственно относиться к информации, которую мы находим в интернете, говорили ещё в начале пандемии. Сегодня информационный шторм бушует ещё сильнее, поэтому очень важно не поддаваться панике и анализировать всё, что попадается на глаза.

30.09.2022 - 15:39

Посетили Северный Кавказ

Журналисты православного телеканала «Спас» в рамках совместного с Росгвардией уникального патриотического проекта «На страже Веры и Отечества» посетили православные храмы и мечети, расположенные на территориях воинских частей и подразделений ведомства в Северной Осетии, Чеченской Республике и Кабардино-Балкарии.